Завершен семинар «Недвижимость Северного Кипра» - эксклюзивное интервью от Atoll Development

«Меня вдохновляет архитектура Стамбула». Беседа с кипрским застройщиком, который сам проектирует все свои дома

31.01.2020 17:00
Автор: Марина Кремер

25 января в Минске прошел семинар «Недвижимость Северного Кипра». В Беларусь прилетел один из застройщиков солнечного региона, чтобы подробнее рассказать о своих проектах, — владелец строительной фирмы Atoll Development Илькер Казым Метин. Международная платформа недвижимости REALTING поговорила с талантливым архитектором об интересных домах на Кипре, застройке Минска и самом любимом городе, который вдохновляет его на создание самых интересных проектов.

Илькер Казым Метин — архитектор и застройщик Северного Кипра. Много лет он был главой кипрского филиала крупного турецкого строительного холдинга Kavanlar, а затем основал собственную фирму — Atoll Development. Илькер занимается на Северном Кипре строительством жилых комплексов для постоянного проживания, курортных комплексов и комплексов апартаментов, предназначенных для сдачи в аренду, таунхаусов и отдельных вилл в различных районах Кирении.

«Я проводил на стройке все свое свободное время, получая от этого колоссальное удовольствие»

— Почему Вы стали архитектором?

Стать архитектором я мечтал с самого детства. Мой отец работал строителем, и он часто брал меня с собой на стройки. Там он учил меня работать, показывал внутренние процессы каждого этапа возведения дома. Я проводил на стройке все свое свободное время, получая от этого колоссальное удовольствие. Даже еда, которую мы с отцом брали с собой на обед, была самой вкусной в мире. Мне кажется, я до сих пор ничего вкуснее не ел, — улыбнулся Илькер. — На стройке я устроился на свою первую работу — подсобным рабочим, здесь же и узнавал все тонкости строительного мастерства. Когда моя старшая сестра стала архитектором, я перешел в «подмастерья» уже к ней. И в итоге при выборе будущей профессии не было ни тени сомнения — только архитектура.

— Каким был Ваш первый проект? Гордитесь ли вы им до сих пор?

Свой первый проект я создал еще в университете, но, правда, в составе группы. Со временем этот проект, кстати, был реализован. Оглядываясь назад, я, конечно, многое бы изменил в этом проекте, но в целом могу сказать, что он получился довольно интересным и необычным. А вообще учиться в университете мне было намного легче, чем всем моим одногруппникам. Набравшись опыта у отца и сестры, я отлично представлял все процессы изнутри, поэтому с полуслова понимал все, о чем говорили мои преподаватели. Учеба доставляла огромное удовольствие, что было очень важно для меня.

С тех пор реализовано множество проектов, я даже не могу сказать точное их количество. Но особую гордость вызывает проект My Tower. Он особенный для меня, во-первых, потому что это первая спроектированная мной высотка, а во-вторых, — работа над ним была очень тяжелой и долгой. Потребовалось немало усилий, чтобы найти способы реализовать все те идеи, которые были нарисованы на бумаге. Форма здания потребовала особенного фундамента и специально разработанного каркаса. Над разработкой технических нюансов работала целая команда специалистов. Иногда я думал: зачем я придумал именно такое здание? Почему не пошел по пути наименьшего сопротивления и не нарисовал обычную коробку? Но уже после того, как оно было построено, все вопросы отпали сами собой — я действительно горжусь этим проектом.

— Приходится ли искать вдохновение и где Вы его находите?

Сложно объяснить, как мне в голову приходят те или иные идеи для разработки будущих зданий. Иногда это симбиоз накопленного опыта и уже существующих проектов, иногда — это работа«с нуля». Мы очень много работаем, и это всегда поиск лучших решений в форме, функциональности. Например, перед тем, как принять окончательное решение, как будет выглядеть My Tower, было создано более 100 вариантов этого здания.

К слову, уникальность этого здания еще и в том, что по правилам Киренеи в городе практически невозможно построить здание выше 5 этажей. Именно поэтому после My Tower мы пока не проектировали больше высотных домов (9 этажей).

Что же касается вдохновения, то всегда, когда вижу уже реализованный проект, я нахожу, что можно было бы сделать лучше. Именно это стремление к совершенству каждый раз помогает мне придумывать все более интересные и необычные дома. На мой взгляд, каждый архитектор должен быть перфекционистом.

«Бывало, что земля сама меня «находила»

— Знаю, что Вы являетесь застройщиком всех типов недвижимости: от частных домов до коммерческих помещений. Есть ли какие-то предпочтения?

У меня нет любимых проектов. Здесь скорее работает немного другая система. Когда приезжаю на участок, я всегда стараюсь внимательно изучить местность, увидеть ее в перспективе. Только после этого я понимаю, какое именно здание здесь хочу построить. Поэтому мне сложно сказать, какие именно дома мне нравится проектировать больше всего.

Легче сказать, как я выбираю участки для своих проектов. Это может быть и участок рядом с морем, и в горах, и в центре города. Когда я вижу землю, то понимаю, что это то, что нужно, — в воображении сразу появляется картинка того, что тут может быть. И к слову, многие конкуренты следят за тем, с кем я веду переговоры по землям и часто пытаются предложить цену выше, поскольку знают, что мои проекты всегда отличаются выгодным расположением. Но практически ни у кого не получается перекупить участок.

Бывает, что участок сам «находит» мою семью. Как-то мы пытались найти землю для строительства своего дома. Искали его долго, пересмотрели много вариантов: и около моря, и в горах, и где-то посредине. Вроде были достойные места, но все что-то не то, чего-то не хватало.

И спустя год мы нашли земельный участок в предгорье, приехали на место и нас как гвоздями прибило к этой земле — уезжать не хотелось совершенно. Но тогда купить его так и не удалось — земля была очень дорогая. За такую цену можно было купить уже готовый дом в хорошем месте. Я отпустил ситуацию и потом узнал, что землю продали.

Через какое то время в офис моей строительной компании пришел хозяин земли напротив и принес участок на застройку. На данный момент там сданы и проданы 9 вилл. Самое интересное, что через какое-то время в офис пришёл человек, который выкупил именно тот участок земли, который нас зацепил. И отдал этот участок в обмен на построенный дом.

Сейчас мы достраиваем виллу класса люкс на этом участке. Основная ее «фишка» — 180-градусная панорама на побережье северного Кипра. Эта вилла продается, потому что землю под свой собственный дом мы уже нашли. В итоге получилось, конечно, очень интересно: искали землю себе, а построили целый комплекс вилл и достраиваем люкс-виллу, что для моей компании стало следующим шагом в развитии.

«Я не жду чего-то уникального от белорусской столицы»

— Понравился ли Вам Минск с точки зрения архитектуры?

Пока точного представления о Минске у меня нет, потому что до семинара я не успел прогуляться по городу — слишком плотный график. Но вид из окна «Президент Отеля» в целом неплох, сразу бросается в глаза стадион «Динамо» — довольно необычная конструкция. На въезде в город я успел увидеть необычное здание, напоминающее алмаз. Но оно, видимо, еще не достроено.

— Это Национальная библиотека, и она уже достроена. Почему Вам показалось, что это незаконченное строение?

— Возможно, мне так показалось из-за недостаточного освещения. Но здание само по себе очень интересное. Я всегда обращаю внимание на различные дома и сооружения. Это, видимо, профессиональная деформация. Например, как только прилетел в Беларусь, уже из иллюминатора я обратил внимание на интересную конструкцию аэропорта в Минске.

— А после семинара Вы успеете уделить время прогулке по Минску? Куда пойдете?

— Прогуляться по городу, я думаю, успею. Но в целом я не жду чего-то уникального от белорусской столицы. Большинство городов России, Беларуси и Украины очень похожи между собой. Множество зданий проектировались и строились в эпоху СССР, и это наложило свой отпечаток на облик всех постсоветских городов.

Все здания, спроектированные в те времена, своим обликом хотели показать величие государства и одновременно будто бы «прибить к земле» простого человека. Эти здания являлись воплощением силы и мощи Советского союза, поэтому дизайнеры старались добавить как можно больше массивных колонн, помпезной лепнины и прочей вычурной атрибутики. В те времена, может, это и считалось красивым, но мне такой стиль архитектуры не близок.

— Тогда, может быть, у Вас есть любимый город с точки зрения архитектуры?

— Да, это Стамбул. Каждый раз, когда приезжаю туда, я заряжаюсь идеями и энергией, чтобы творить нечто интересное и оригинальное у себя на родине. Я многому научился в Стамбуле. Например, именно в этом городе новые здания максимально органично соединены со старыми домами. Они переплетаются друг с другом, создавая единую гармоничную картину мира.

— Вы бы хотели, чтобы Ваши дети стали архитекторами? Будете ли Вы учить их этому?

— Я думаю, что мой сын станет архитектором. Он еще совсем маленький и говорить конкретно еще рано, но собирать дома из конструктора ему очень нравится, — улыбнулся Илькер. — А если серьезно, то я очень приветствую преемственность поколений в каждой профессии. Если ребенок впитывает с самых малых лет азы какого-то определенного труда, он может стать настоящим профессионалом своего дела. Это дает огромную фору перед другими специалистами, и багаж знаний, который ни с чем не сравним. Даже в моей компании, когда на смену ушедшему на пенсию сотруднику приходит его сын, я могу быть спокоен за этот участок работ. Я редко проверяю таких сотрудников, потому что они уже заработали определенный кредит доверия.

Фото: Павел Садовский